Browse

블라지미르 솔로비요프의 소피아론
Софиология Вл. Соловьева

Cited 0 time in Web of Science Cited 0 time in Scopus
Authors
박종소
Issue Date
1996
Publisher
서울대학교 러시아연구소
Citation
러시아연구, Vol.6, pp. 19-40
Abstract
"СоФия" ~ это прежде всего .еоретическое ПОНЯТИ8, которое Соловьев в "Чтениях о богочеловечестве" вводит в СВОЮ философскую концепцию. Соловьев раЗБивает здесь свое понятие Бога, опираясь на 1"еософию алексанрийских философов. Бог, 11 Абсолютное", ИЛИ всеохватываюmее "Единство", содержит в себе два принципа, из KO"J"OPЫ\X ОДИН - "логос" -

является "nepBbI выражением аБСОЛЮ"J"а", а другой - "София", "выраженная,

осуществленная идея" аБСОЛlOта ИJШ единства. София есть тело Божие,

проникнутое ПРИНЦИПОМ божественного единства.

София, которая причастна божественной СУЩНОСТИ и в то же время представляет собой эквивалент материальной природы, есть посредующий

ПРИНЦИn между разделенными мирами. Человек, по мысли Соловьева, занимает в мире природы то же срединое место, что София в области аБСОЛЮ1"а. Свое ПОНЯ1"ие Софии Соловьев идеН1"ифицируе1" с идеальной,

божеС1"венной частью человеческой прнродbl.

Учение Соловьева о Софии, которое в I
В "максимализме" мысли, который находит свое крайнее выражение в У1"опической модели теокраTHВ, состоит причина того сильного влияния,

которое имело философское учение Соловьева, но и зерно того колебания, которому подвергалась вся его философская концепция в последние годы

перед его смертью. В своем последнем произведении "Три разговора" Соловьев не только лересмотрел, но и осудил свое собственное более раннее творчество. Утопия выступает эдесь как признак зла как TaкOrO Антихриста, иарство Божие не может быть осуществлено в пределах этого мира, мировая история дожна прежде закончиться в великой катастрофе.

С ЭТИМ поворотом в философских воззрениях Соловьева намечается существенная разница с тематикой стихотворений. В предисловии к третьему изданию стихотворений, которое было написано в том же году, что и "Три разговора", несмотря на отголоски Апокалипсиса, по-прежнему мир ДОжна спасти "Вечная женственность", и в са.Шх стихах незаметно никакого глубокого изменения, Это кажется УДИБи,ельным, поскольку комплексом идеала в с,ихотворенни и философским учением о Софии существует очень тесная СВЯЗЬ. Идеал СТИХОВ является, как и софия, посредствующим существом между сверхестественным, вечным и позиаваемым в пространственно-временных измерениях. София по сути

тоже ирраuиональное и личное представление. Само собой понятно, что оба представления имеЮ1" общий корень в личности Соловьева, однако не следуе1" упуска1"Ь из виду, ЧТО они с самого начала очень по-разному проявляются в поэзии И в философии. Поэзия ОС1"алась неза1"РОНУТОЙ в большой мере измениями, которые обозначились в последние годы в философской коицепции Соловьева. дело в том. что эти изменения касались не идеала красоты и совершеНС1"ва, а вопроса о его осущеС1"влении согласно определенным общественнополитическим воззрениям. Соловьев в 1900 г. резко отвергал такие )попии, однако мог в то же са.мое время по-прежнему пророчествовать о спасении мира через "вечную женствеиность" и "вечную красоту".
ISSN
1229-1056
Language
Korean
URI
http://hdl.handle.net/10371/87980
Files in This Item:
Appears in Collections:
College of Humanities (인문대학)Institute for Russian, East European & Eurasian Studies (러시아문화권연구소)러시아연구 (Russian Studies)러시아연구 Volume 06 (1996)
  • mendeley

Items in S-Space are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Browse