Browse

От романа - к фрагменту. Малые прозаические формы в русском модернизме
From the Novel towards the Fragment: Мini-genre forms ('small' prosaic forms) in Russian Modemism

DC Field Value Language
dc.contributor.authorГрякалова, Наталия-
dc.date.accessioned2014-01-15T01:05:51Z-
dc.date.available2014-01-15T01:05:51Z-
dc.date.issued2002-
dc.identifier.citation러시아연구, Vol.12 No.2, pp. 213-238-
dc.identifier.issn1229-1056-
dc.identifier.urihttp://hdl.handle.net/10371/88108-
dc.description.abstractХХ век, открывая эпоху неклассического повествования, вызвал к жизни многочисленные 'малые' прозаические формы различной жанровой природы. В данной статье анализируется процесс конституирования 'малых' прозаических жанров в общей динамике литературного развития и определяются их индивидуально-авторские модификации. Исходное понимание термина 'малые формы' в данном случае подразумевает малоформатные нарративы с ослабленнойили редуцированной сюжетностью. Какие изменения, произошедшие в русской литературе на рубеже XIX - ХХ веков, стали причиной деиерархизации жанрового пространства? Во-первых, кризис стилевой формации реализма, где доминирующее положение занимал психологический роман, модель которого отражала классическую 'картину мира' и соответствующую ей систему ценностей. Его вершинные образцы, созданные Ф. М. Достоевским и Л. Н. Толстым, стали известны в Европе как 'le roman russe'. Однако уже к 1890-м годам ведущим жанром русской прозы становится аллегорический рассказ (Вс. Гаршин, В. Г. Короленко). А. П. Чехов изобретает новую разновидность жанра, впоследствии получившую имя своего создателя - 'чеховский рассказ'. Именно Чехов придал русскому рассказу невиданный до того лаконизм, проблематизировал финал, достигнув эффекта недосказанности и незавершенности действия. Узловые моменты отмечены пов тором мотивов, усиленной символизацией деталейи незначительных подробностей, контрастными столкновениями, паузами, что создает напряженность между реально-бытовым и условнометафорическим уровнями текста. Внешняя занимательность новеллистическойинтриги уступает место внутреннему повествовательному движению, выражением которого может быть и полный отказ от действия. Лаконичная форма 'чеховского рассказа' оказалась способна вместить универсальное содержание большого жанра, доказав преимущества малого жанра по сравнению с многотомными романами современных беллетристов (п. д. БОборыкина, А. В. АМфитеатрова, Вл. И. Немировича -Данченко).-
dc.language.isoru-
dc.publisher서울대학교 러시아연구소-
dc.subject러시아 모더니즘-
dc.subject"소(小)" 산문형식-
dc.subject미니-장르-
dc.subjectRussian Modernism-
dc.subject"Small" Prosaic Forms-
dc.subjectMini-Genre-
dc.titleОт романа - к фрагменту. Малые прозаические формы в русском модернизме-
dc.title.alternativeFrom the Novel towards the Fragment: Мini-genre forms ('small' prosaic forms) in Russian Modemism-
dc.typeSNU Journal-
dc.contributor.AlternativeAuthorGrjakalova, N-
dc.citation.journaltitle러시아연구(Russian Studies)-
dc.citation.endpage238-
dc.citation.number2-
dc.citation.pages213-238-
dc.citation.startpage213-
dc.citation.volume12-
Appears in Collections:
College of Humanities (인문대학)Institute for Russian, East European & Eurasian Studies (러시아문화권연구소)러시아연구 (Russian Studies)러시아연구 Volume 12 Number 1/2 (2002)
Files in This Item:
  • mendeley

Items in S-Space are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Browse